Ваза с изображением уток- мандаринок.
Япония, 1920-1930 годы.
Фарфор, надглазурная роспись эмалями.
Высота 33 см.
Подпись мастера на дне: Сёфу.
Сохранность: отличная.

Данное произведение является образцом японского фарфорового производства 1920-1930 годов. Это ваза овоидной формы которая, в верхней части, имеет небольшое утолщение в виде кольцевой закраины. Тулово опирается на коническую ножку. На глазурованном вогнутом дне помещена марка в виде двух иероглифов, которые означают и название фирмы, и фамилию ее основателя- Сёфу.
Декор вазы соответствует времени ее создания и отражает стилистику художественного стиля Ар-деко, популярного в 1920-1930 годах. На вазе невысоким рельефом изображена пара уток-мандаринок- сюжет чрезвычайно популярный в японском искусстве.
Художественной особенностью данной вазы является необычно нарядный декор и выделение главной темы путем контраста между мягким селадоновым фоном тулова и ярким оперением птиц. В соответствии с природными реалиями, оперение селезня выглядит намного ярче и наряднее, чем скромные «одежды» уточки.
Художник-керамист Cёфу (полное имя Сёфу Кадзё или Сёфу Катэй III) (1870-1928) остался в истории японского искусства как мастер, всю свою творческую жизнь, экспериментировавший как с исходными фарфоровыми материалами и красками, так и с темами, и их воплощением в фарфоровом производстве. Художник родился в районе Сэто (Нагоя), в семье потомственных мастеров, занимающихся керамикой и уже с ранних лет, проявлял большие способности в этой области. После переезда в Киото был усыновлен престижной семьей керамистов Сёфу, которые создавали фарфор в популярном стиле Киёмидзу и даже имели собственную печь для обжига, что свидетельствовало о их коммерческой успешности и финансовом благополучии.
Усыновление было связано с отсутствием у приемной семьи наследников мужского пола, которые должны, по традиции, унаследовать семейный бизнес. Сёфу начал трудиться в период Мэйдзи (1868-1912), когда Япония начала активно осваивать западные технологии и молодой мастер быстро нашел себя в этом новом мире, как губка, впитывая современные технологии и комбинируя их с традиционными сюжетами японского искусства.
Компания, которую он основал в Киото, имевшая также отделение в городе Нагоя, производила очень широкий ассортимент фарфоровой продукции, и совсем небольшая ее часть выпускалась ограниченным тиражом, которую можно охарактеризовать как, так называемую студийную продукцию, выпускавшуюся в количестве не более 10-20 экземпляров. Данная ваза относится к подобной малотиражной продукции, предназначенной для эстетов.

Образцы художественной продукции Сёфу время от времени встречаются на международных аукционах. Обычно это невысокие фарфоровые вазы, созданные в начале 20 века и, как правило, с изображением водоплавающих птиц. Что касается данной вазы, то с образом уток-мандаринок и связана определенная символика. Увидеть утку-мандаринку означает встретиться удачей, в широком смысле. Кроме того, эта птица символизирует супружескую верность, посколько считается что эти птицы создают пары раз и на всю жизнь.

Данное произведение – замечательный образец японского художественного фарфора, который отличается не только высоким уровнем исполнения, но и интересной авторской интерпретацией. Ваза с учетом её хорошей сохранности относится к лучшим образцам декоративно-прикладного искусства Японии и может стать достойным экспонатом любой коллекции дальневосточного искусства, в том числе и музейной.

Авторская селадоновая ваза в форме плода.
Япония, Киото, середина 20 века.,
Фарфор, формовка, глазурь
Подпись: Zenjyu Miyashita (1901-1988). Миясита.
Высота: 24 см.
(в деревянном ящике для хранения, изготовленным специально для этой вазы- томобако)

Данное изделие является авторским образцом фарфорового производства Японии. Это ваза, напоминающая вытянутый плод тыквы, поверхность которой украшена рельефными полосами, расположенными на равном расстоянии друг от друга. На верхней части вазы имеются две небольшие декоративные ручки, которые делают возможным использование вазы помимо настольного, еще и в подвесном варианте. Сосуд целиком покрыт глазурью селадон, имеющей нежный голубовато-зеленый оттенок.

Произведение отличается высоким качеством моделировки и декорирования. Виртуозно проработанный рельефный рисунок вазы подчеркивает её четкие очертания. Орнаментация строится на четком ритме полос, дробящих поверхность. Цвет глазури имеет сложный нежно-голубой оттенок, полученный в результате особого режима обжига.

Вся поверхность вазы покрыта глазурью цвета селадон (яп. «сэйди).
Под этим цветом понимается сине-зеленая керамика различных оттенков, которая впервые появилась более тысячи лет назад в Китае, где селадон изобрели как напоминающий по цвету нефрит – символ Китая. Главным средством художественной выразительности в селадонах была стекловидная полива на основе железных окислов. Она, в зависимости от пропорций пигмента и режима обжига, приобретает разнообразные изысканные оттенки зеленовато-сероватого или зеленовато-голубого цвета. В период средневековья изделия из селадона считались на Дальнем востоке верхом изящества и были доступны лишь верхушке общества.

Селадоновая керамика является одной из любимых и востребованных на художественном рынке Японии и в наши дни, поскольку ее цветовая гамма отвечает эстетике японского искусства. В данном изделии глазурь равномерно нанесена на всю поверхность. Благодаря необычной форме с переходом объемов, свет, падая на глазурованную поверхность, отражается под разными углами, создавая неповторимую игру цвета – полива неуловимого голубовато-зеленоватого оттенка дополнительно приобретает множество цветовых переливов.

Внешняя простота и лаконичность декора и формы таят момент парадоксальности и двойственности образа. Вибрация света на поверхности, усиленная линеарной проработкой с повторяющимся четким рисунком, создают повышенную декоративность при нарочитом минимализме. Созерцающие произведение вовлекаются в ассоциативную игру по разгадыванию неуловимой красоты образа, образованного игрой цвета округлой поверхности и света, падающего на него.

Данная ваза является авторским произведением. Как это принято в Японии, свою подпись автор поставил не на вазе, а на специально изготовленным под этот предмет деревянном ящике — томобако.

Автор- Миясита Дзэндзю (1901-1988) прожил большую жизнь в искусстве. Родившись и получив превосходное художественное образование в Киото, он с юности участвовал во многочисленных выставках в стране и за рубежом, являлся обладателем многочисленных премий и наград. Его сын, взявший творческий псевдоним своего отца, продолжил династию Киотосских мастеров-керамистов.

Нарядное блюдо в форме листа лотоса «Семь богов счастья».
Япония, конец 19 — начало 20 вв.
Фарфор, надглазурная роспись, золочение.
Мастерские Кинкодзан (Киото).
Диаметр: 38 см.

Данное произведение является превосходным образцом японской фарфоровой продукции периода Мэйдзи (1868-1912). Это блюдо в форме листа лотоса неправильной формы довольно большого размера. Декоративная ножка блюда на небольшом выступающем ободе изготовлена в виде стебля листа. Тяжелая, плотная масса произведения обильно покрыта парадной надглазурной росписью и золочением.  Сюжет росписи блюда – «Семь богов счастья» На лицевой стороне изображены все семь богов вместе с традиционными для дальневосточного искусства образами мальчика и девочки. Борт блюда, с обеих сторон, декорирован чрезвычайно сложно и нарядно, включает в себя различные медальоны, вставки, гербы и орнамент так называемого текстильного узора. Много золота и гравировки по золоту. Одеяния богов также расписаны золотым узором. Это всё вместе делает блюдо исключительно праздничным и нарядным. Очень тонкая роспись лиц богов свидетельствует о высоком мастерстве художника.

 Один из богов – Хотей , изображен в окружении группы китайских мальчиков счастья-карако , и вместе они создают веселый хоровод. На спине Хотей держит огромный мешок с сокровищами, и дети радуются в предвкушении подарков. Веселый толстяк Хотей – Бог богатства, отвечает за довольство и счастье в доме, является самым любимым персонажем японского фольклора и, возможно, самым узнаваемым образом всего дальневосточного искусства.

Бисямонтен изображен в образе грозного бородатого мужчины средних лет. Бисямонтен – самый воинственный из всех семерых, единственный Бог из этой группы, изображаемый с оружием, традиционно считался защитником жизни и благосостояния.

Фукурокудзю – старец с бородой и с удлиненной головой, символизирующей ум и мудрость, многократно превышающие показатели обычного человека. Один из любимейших персонажей, он считался гарантом успехов и стремительной карьеры.

Дзюродзин – отвечающий за здоровье и долголетие старец с посохом, в квадратной высокой шапке. Помимо вышеперечисленных, одной из фигурок является изображение единственной женщины среди Семи Богов Счастья – Бендзайтэн в пышных одеяниях из золотой парчи. Бендзайтэн – богиня Любви и Красоты, покровительница искусств, отвечает за расцвет таланта.

Фигурки Эбису и Дайкоку – эти два бога являются в традиционной дальневосточной мифологии закадычными друзьями. Дайкоку – с огромным мешком риса, который по представлениям жителей востока ассоциируется не столько с пищей, сколько являются символом самой жизни. Рядом с Дайкоку находится его традиционный атрибут –колотушка, которой он выстукивает приближения счастья. Эбису – покровитель рыбаков и купцов. Изображения Эбису дают его обладателю необыкновенную удачу в рыбалке.

Сюжет имеет благопожелательной смысл. Сложившаяся в японских народных верованиях группа Ситифукудзин из семи божеств олицетворяла универсальную защиту человека от жизненных невзгод. Они наделялись способностью даровать счастье, покой, удачу, материальное благополучие, здоровье, долголетие, радость и даже талант. Изображения Ситифукудзин пользовались популярностью среди разных слоев населения и рассматривались как знак доброго предзнаменования, как пожелание Благополучия в Новом Году.

Качество росписи, золочения и дизайн данного блюда чрезвычайно высокого качества. Создатели этого произведения искусства подчеркнули значимость предмета путем помещения марки не на дно, а на лицевую часть. На марке, состоящей из 12 иероглифов написано, что предмет изготовлен в мастерских Кинкодзан г. Киото провинции Ямасиро Великой имперской Японии.

Мастерские Кинкодзан, расположенные в г. Киото, являлись к началу ХХ века крупнейшим в Японии производителем фарфора в стиле Сацума (который производился в пяти различных префектурах). Производство фарфора в стиле Сацума было перестроено на базе ранее существовавшей мастерской уже в 1877г. Здесь выпускался фарфор разного уровня, в том числе и уникальные произведения, изготовленные в единственном экземпляре для выставок и экспозиций, а также в качестве важных подарков высоким гостям.

Данное блюдо относится именно к такой категории и, без преувеличения, может быть названо одной из вершин в творчестве японских мастеров — фарфористов, работавших в стиле Сацума.

Амитаюс
№43.413

 

 

 

 

Сино-тибетская школа, II-я половина ХVIII века.
Литьё, золочение, гравировка, цветные эмали.
Высота: 16 см.
Фигура вскрыта.
Потёртости соответствуют дате создания фигуры.

Будда Амитаюс

№: 43.411

 

 

 

 

Страна, Время: Китай, 18 век.

Материал: Бронза, полое литье, одновременная отливка всей композиции, ртутное золочение, прочеканка, гравировка, раскраска минеральными красками.

Высота: 13 см.

Вес: 514 гр.

Фигура буддийская
№: 43.409

 

 

 

 

Страна, Время: Сиво-Тибетский стиль, 1956 год.
Материал: Металл, литьё, патинирование.
Высота: 18 см.

20 Марта 2019 года на специальном аукционе Кристи, посвященном коллекции Ирвинга, редкая золоченая буддийская фигура была продана за 1.935.000 долларов (эта сумма включает комиссию аукционного дома). Это большая бронзовая фигура Гуанинь (Авалокитешвара), высотой 45.7 см. Фигура не просто редкая, а чрезвычайно редкая. Она датируется 10 веком и происходит из царства Дали (произносится с ударением на первом слоге) Это царство было тысячу лет назад наполовину зависимым от Китая государственным образованием, в данный момент оно занимает территорию китайской провинции Юннань.

Китай, 19 век.
Латунь, выколотка, гравировка, серебрение.
Высота: 5,5 см; диаметр: 8,8 см.
Вес: 44 гр.

Ритуальная чаша используется как элемент буддийской культуры: её ставят на алтарь, который имеется в каждом доме буддиста. В одном случае, чаша для подношений может быть на алтаре одна, в другом – их восемь , в третьем – ставят семь чаш и свечу.

Существуют свои строгие правила по поводу того, что должно хранится в чашах. Обычно в них помещают воду, цветы, благовония, рис, раковины и т.д.

Хотелось бы обратить внимание на сложный орнаментальный рисунок, нанесенный на внешнюю сторону чаши, позволяющий определить страну изготовления этого предмета.

Бурятия
ХIХ – ХХ вв.
Материал: Бронза, сталь, литьё, гравировка.
Длина: 25 см
Вес: 584 гр.

Пхурбу – магический кинжал с тремя гранями, используемый в различных буддийских церемониях. Воздейтвие этого предмета на окружающий мир непростое. С одной стороны, пхурбу притягивает к себе чёрные, злые, демонические силы, а с другой, своим особым лезвием кинжала разрушает их. Кроме того пхурбу обладает и другими магическими свойствами: с его помощью лечат болезни и вызывают дождь. Он используется также во время медитации. Три лика на рукояти изображают гневное божество Хаягриву, а на каждой из трех граней лезвия — изображения магических змей.

Чрезвычайно редкая и очень важная скульптура, относящаяся к буддийскому искусству, оказалась не проданной в ходе торгов аукционного дома Кристи, прошедших в Нью-Йорке 20 Марта 2019 года, на котором были представлены произведения из коллекции Ирвинга. Фигура Гуанинь (Авалокитешвара), датируемая 11-12 вв. н.э. имеет высоту 38 сантиметров. размер свидетельствует о том, что она была изготовлена либо для буддийского храма либо по заказу очень важного сановника. Еще более интересен факт, что, по мнению экспертов, она относится к произведениям, изготовленным в царстве Дали (произносится с ударением на первом слоге) Это царство было тысячу лет назад наполовину зависимым от Китая государственным образованием, в данный момент оно занимает территорию китайской провинции Юннань. Буддийских фигур, произведенных мастерами Дали осталось очень мало и каждая такая фигура — предмет мечтаний коллекционеров буддийских артефактов. Фигура была оценена в 4-6 миллионов долларов. однако рынок, судя по всему, посчитал эту цену завышенной. К слову, на том же аукционе коллекции Ирвинга почти за два миллиона долларов ушла фигура Гуанинь (высотой 47 см), датируемая 12 веком и происходящая из того же региона. А на аукционе Сотбис (Нью-Йорк, 20 Марта), другая фигура Гуанинь, датируемая 10 веком и в хорошей сохранности, была продана за 2.100.000 долларов, а высота ее составляла всего 16.5 сантиметров.